Шабаш ведьм

Шабаш также шабас (от идиш שאַבעס, шабес) — торжественные ночные собрания ведьм и других лиц, которые придерживались культов, которые преследовались церковью. Могли включать поклонение дьяволу, совершения жертвоприношений, пиршеств, плясок и оргий. Слово происходит от названия еврейского дня отдыха, субботы. Как известно, суббота день Сатурна, который был повелителем времени и распределял наказания за грехи. Отсюда понятно, что целью подобных праздников могло быть обхаживание Сатурна для улучшения материального бытия.

Легенды о шабаше ведьм в целом почти тождественны в славянском и западноевропейском фольклоре, — и вера в реальность этих явлений разделялась как и в прошлом, так и разделяется отчасти и теперь, не только массой населения, но и некоторыми представителями церкви, особенно католической. Вера эта сложилась как результат взаимодействия живущих легенд и пережитков старых дохристианских верований и средневековых взглядов на дьявола.

 

Шабаш у славян

Русские ведьмы и баба-яга носятся по воздуху на ступе (котле — туче), погоняя пестом или клюшкой, и заметая след помелом, причем земля стонет, ветры воют, а духи нечистые издают дикие вопли. Перед полетом ведьмы мажут себя волшебными мазями, брызгают водой, кипяченной вместе с пеплом от купальского костра (русская мифология), творят заговоры и т.д. Иногда ведьмы совершенно теряют земной облик, выделяясь облачными девами, что прядут при лунном свете свою небесную пряжу (туманы), белят полотна или стирают свое белье, развешивают его для сушки на белых облаках.

Типичные шабаши ведьм появляются только после введения христианства, когда старые боги сливаются с дьяволом, и языческие празднества с их обрядами преследуются церковью, как служение дьяволу.

Горы, излюбленные места языческих жертвоприношений и жилища богов, становятся обычными пунктами для шабаша ведьм.

Например Лысая гора (Киев), Бабьи горы y чехов, гора Шатрия у литовцев, вершина горы Брокен, гора Блокула в Швеции, Блоксберг, Шварцвальд и др. у германцев и т. д.

Время сборищ привязано к старым языческим праздникам. Главные сборища у славянских народов происходили 3 раза в год: на коляду, при встрече весны и в ночь Ивана Купала (праздник Перуна). У немцев главный полет ведьм происходит в первую майскую (Вальпургиеву) ночь (Walpurgisnacht). 

По окончании церемонии, при свете факелов, зажженных от пламени, которое горит между рогами большого козла, приступают к пиршеству: едят лошадиное мясо, а напитки пьют из коровьих копыт и лошадиных черепов. Потом идет бешеный позорный танец ведьм с чертями, от которого на следующий день остаются на месте следы ног коровьих и козьих. Инструментами для музыкантов служат вместо волынки — лошадиная голова, а вместо смычка — кошачий хвост. Далее совершается сожжение козла, черного быка и черной коровы.

Шабаш кончается общим соитием при полном мраке, после чего ведьмы на своих метлах возвращаются домой. Точно так же в русском фольклоре на вешний Юрьев день (соответствует германской первой майской ночи), посвященный громовнику, и в ночь на 24 июня (Ивана Купалы), посвященный Перуну, ведуны и ведьмы с распущенными косами, в белых рубашках, развевающиеся, или звериных шкурах, или совсем обнаженные, собираются на Лысую гору, творят буйные, нечестивые игрища, пляшут вокруг кипящих котлов и чертовых требищ, совещаются на пагубу людей и животных, ищут волшебные зелья (ср. миф о Перуновом пламенные цвета) и т. д.

Аналогичные поверья есть у славян и литовцев. За железным столом или на троне восседает сам сатана (у чехов — в образе черного кота, петуха или дракона), а ведьмы предаются разгулу и любовным гульбищам с бесами, поют, пляшут и объедаются. Все характерные черты ведьмовских собраний, начиная с места и времени их совершения, характерных животных старого культа (козел, змей, петух, кошка и т.д.), жертвоприношений, общих пиршеств, плясок, звериных шкур  и т. д., вплоть до сексуальных оргий — все это черты языческих празднеств, с их  обрядами, жертвоприношениями, общими трапезами и оргиями, имевшими целью магически воздействовать на фаллические божества природы (например, на празднике Ярили). Даже фигура сатаны, хотя совершенно новая, одетая в старые, традиционные образы зооморфных божеств — козла, дракона и т.д.

Отношение инквизиции к языческим праздникам

Тоталитарные церкви использовали легенды о подобных языческих праздниках для усиления террора против инакомыслящих, уничтожения культурных ценностей эпохи народных религий, которая предшествовала церковной диктатуре. В частности средневековая католическая церковь считала совершенно реальными все эти народные предания и ревностно отыскивала мнимых участников легендарных сборищ, предавая их самым суровым наказанием. В 1459 г., например, несколько человек было сожжено по оговоре женщины, свидетельствовала, под пыткой, перед инквизитором Бруссаром, что они слетались на Шабаш на палках, смазанных кровью лягушек, откормленных освященной просвирой, кровью детей и соком трав, поклонялись дьяволу в образе козла, собаки, обезьяны и человека, приветствовали его постыдным поцелуем, приносили ему жертвы, молились ему, продав ему свои души, топтали крест и плевали на него, оскверняли Бога и Христа, и после пира друг с другом и с дьяволом, принимал облик то мужчины, то женщины, предавались самым гнусным утехам. Таковы были обычные обвинения в процессе ведьм. 

Ересь и формальный культ дьявола стали синонимами. Еретики составляли синагогу дьявола, устраивая в честь его периодические субботы (отсюда субботы, шабаши ведьм). Участниками этих суббот являлись уже не жалкие ведьмы, а представители всех классов и рангов — князья светские и духовные, монахи, священники и т.д. Уже альбигойцев, которых папские легаты истребляли десятками тысяч, обвиняли в формальном культе дьявола; им приписывали собрания, на которых сатана присутствовал в образе кота. До конца XV века. буллами пап, произведениями инквизиторов и других церковных писателей создалась формальная, разработанная доктрина о ереси в служении дьяволу.

Целым аппаратом аргументов из писаний схоластиков, житий святых и показаний обвиняемых убежденно доказывалось, что детали Шабаша — не обман воображения, а заведомо преступные реальные и телесные деяния. В произведении Жакерио «Flagellum hereticorum», 1458, читаем, что на Шабаш ведьм являются не только женщины, но и мужчины, даже священники, монахи, вступающие в беседу с реальными бесами, от которых, по формальному договору, взамен отречения от Бога и церкви получают силы чародейства. На собраниях, обыкновенно происходящих по четвергам, обязательное заплевывание и топтание креста, принесение в жертву дьяволу оскверненных святых даров и плотский разгул. Каждый получает от дьявола особый знак (signum diaboli).

Эта доктрина появилась в разгар ожесточенной религиозной борьбы в Европе и принесла обильные плоды. За 2,5 века, со времени издания буллы Иннокентия VIII (1484) до второй половины XVIII века, в одной Германии по процессам ведьм погибло более 100000 человек, в Англии — до 30000. Легенды о Шабаше ведьм в свою очередь действовали, как гипноз, на массы и вызвали временем настоящие психические эпидемии, когда целые группы женщин и детей публично обвиняли себя в общении с дьяволом и участии в оргиях ведьм, а ревнители церкви, в таких фактах черпая новые опоры для своей веры, посылали на костер психически больных людей.

Комментарии: